Как сделать старые звуки в кс го

Рег.№ 22-6514/2012

Дело № 1-68/12                         Судья Трофимова Ю.А.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

         КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Санкт-Петербург                             11 октября 2012 года

    Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда     в составе: Председательствующего Лебедевой О.В.

Судей Дюпиной Т.В., Каширина В.Г.

при секретаре Крепс Е.Я.

рассмотрела в судебном заседании 11 октября 2012 года кассационное представление государственного обвинителя Лытаева А.В. и кассационные жалобы осужденных Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., адвокатов Масловой М.Г. и Бартенева Д.Г. на приговор судьи Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2012 года, которым

Нисковская С.С., <дата> года рождения, уроженка <адрес>, гражданки Республики Беларусь, зарегистрированная: <адрес>, фактически проживающая: <адрес>, несудимая,

осуждена по ст.238 ч.2 п. «г» УК РФ (в редакции Федерального Закона от 27.12.2009 года № 377-ФЗ) к 2 годам лишения свободы, без штрафа, с лишением на основании ст.47 ч.3 УК РФ права заниматься медицинской деятельностью на срок 2 года. На основании ст.73 УК РФ наказание в виде лишения свободы Нисковской С.С. назначено условно, с испытательным сроком 2 года,

и

Воробьева Е.В., <дата> года рождения, уроженка <адрес>, гражданка РФ, зарегистрированная и проживающая: <адрес>, несудимая,

осуждена по ст.238 ч.2 п. «г» УК РФ (в редакции Федерального Закона от 27.12.2009 года № 377-ФЗ) к 2 годам лишения свободы, без штрафа. На основании ст.73 УК РФ наказание Воробьевой Е.В. назначено условно, с испытательным сроком 2 года.

    Приговором суда Нисковская С.С. и Воробьева Е.В., каждая, признаны виновными в выполнении работ и оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, которые повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека. Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

    Заслушав доклад судьи Дюпиной Т.В., мнение прокурора Воробьева В.А., поддержавшего доводы кассационного представления и считавшего необходимым приговор суда отменить, кассационные жалобы – оставить без удовлетворения, объяснения осужденных Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. и действующих в их защиту адвокатов Бартенева Д.Г. и Масловой М.Г., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших приговор суда отменить, кассационное представление - оставить без удовлетворения, мнение потерпевшей <...>., согласившейся с доводами кассационного представления, выразившей несогласие с доводами жалоб, судебная коллегия

                    

У С Т А Н О В И Л А:

    В кассационном представлении прокурор просит приговор суда отменить.

По мнению прокурора, назначенное осужденным наказание не соответствует тяжести преступления, личности осужденных, является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. При этом ссылается на то, что суд недостаточно учел то, что Нисковская С.С. и Воробьева Е.В., являясь работниками здравоохранения, обладают необходимыми знаниями, длительной практикой работы по специальности, совершили тяжкое преступление против здоровья, в результате чего новорожденному был причинен тяжкий вред. Прокурор считает, что исправление осужденных, предотвращение совершения ими новых преступлений и восстановление социальной справедливости возможно только при назначении им наказания, связанного с реальной изоляцией от общества.

В кассационной жалобе осужденная Нисковская С.С. просит приговор суда как незаконный отменить, вынести в отношении нее оправдательный приговор.

Не согласна осужденная с выводом суда о том, что она умышленно выбрала неправильную тактику принятия родов <...> поскольку все ее действия соответствовали алгоритму действий врача в соответствующей ситуации. В обоснование своей позиции ссылается на информационное письмо Минздрава РФ от 26.11.2002 года «Ведение беременности и родов у женщин с анатомически узким тазом», а также на показания свидетелей <...>., <...>., полагает, что не установлено чрезмерного давления на дно матки <...>. и данный вопрос экспертами не исследовался. По мнению осужденной, суд необоснованно не принял во внимание, что, учитывая наступление ситуации, угрожающей жизни плода <...> ее (Нисковской С.С.) действия были направлены на извлечение из родовых путей живого плода, чтобы не допустить его гибели от асфиксии за счет сдавления. Полагает, что исследованные доказательства позволяют квалифицировать ее действия как ситуацию крайней необходимости. Осужденная считает вывод комиссии судебно-медицинских экспертов о наличии между действиями Нисковской С.С. и возникшей у новорожденного травмой прямой причинно-следственной связи необъективным, а заключение экспертов научно необоснованным. Полагает неверной квалификацию ее действий по ст.238 УК РФ, поскольку у нее не была умысла на нарушение требований безопасности жизни и здоровья потребителей при оказании медицинской помощи <...>., ее действия были направлены на спасение жизни ребенка. Считает необоснованным применение к ней дополнительного вида наказания в соответствии со ст.47 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденная Воробьева Е.В. просит приговор как незаконный и необоснованный отменить, уголовное дело в отношении нее прекратить.

По мнению осужденной, формула обвинения не соответствует фабуле обвинения, изложенной в обвинительном заключении. Считает, что она не является субъектом преступления, предусмотренного ст.238 УК РФ. В подтверждение своих доводов ссылается на Закон РФ «О защите прав потребителя». Осужденная полагает, что не имеется доказательств того, что она производила тракцию и ротацию. Также считает, что экспертное заключение № 474 носит предположительный характер и не согласуется с объективными доказательствами, исследованными по делу. По мнению Воробьевой Е.В., действия врача акушера-гинеколога были неправильными и могли привести к получению новорожденным травмы. Считает, что необходимо критически оценивать заключение специалистов от 03.03.2012 года. По мнению осужденной, выводы суда о ее виновности основаны на предположениях и не подтверждаются объективными доказательствами.

В кассационной жалобе адвокат Бартенев Д.Г., действующий в защиту интересов осужденной Нисковской С.С., просит приговор суда как незаконный отменить, дело в отношении Нисковской С.С. - прекратить.

Адвокат полагает, что в действиях Нисковской С.С. отсутствует прямой умысел на совершение преступления, предусмотренного ст.238 УК РФ, а указание в приговоре на то, что Нисковская С.С. недооценила тяжесть состояния <...>. с учетом развивавшейся гипоксии плода, свидетельствует о неосторожном характере вины осужденной. Также адвокат считает, что оказание медицинской помощи <...> не является услугой по смыслу диспозиции ст.238 УК РФ. Автор жалобы полагает, что в действиях Нисковской С.С. отсутствует нарушение требований безопасности услуг для жизни или здоровья потребителей по смыслу диспозиции ст.238 УК РФ. Считает, что по делу не установлено, какие именно требования безопасности услуг для жизни или здоровья потребителей были нарушены Нисковской С.С. Считает необоснованной ссылку на нарушение ею своих должностных инструкций и приказа Минздрава СССР от 21.07.1988 года. По мнению адвоката, наличие причинно-следственной связи между действиями Нисковской С.С. и возникновением вреда здоровью <...>. не доказано. Считает, что судебно-медицинская экспертиза по делу проведена с нарушением ст.8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности». Приводит доводы, свидетельствующие, по его мнению, о том, что причинно-следственная связь между действиями врача акушера-гинеколога и возникшей травмой ребенка имеет опосредованный, непрямой характер. Также не согласен с выводом о нарушении Нисковской С.С. техники принятия родов <...>. Обращает внимание на то, что в приговоре неверно изложены показания допрошенных по делу лиц. В обоснование своей позиции приводит показания свидетелей <...>., <...>., <...>., <...> <...>., а также показания потерпевшей <...>. По мнению адвоката, приговор основан на предположениях, поскольку выводы экспертов сделаны на основании предположений из-за скудности описаний в истории развития новорожденного и в истории родового акта. Также считает, что приговор обоснован недопустимыми доказательствами, ссылается при этом на протокол ознакомления Нисковской С.С. и адвоката Бартенева Д.Г. с постановлением о назначении судебной экспертизы от 15.11.2011 года, в котором подпись от имени адвоката выполнена не адвокатом Бартеневым Д.Г., а другим лицом. Считает, что допущенные следователем нарушения привели к невозможности реализации Нисковской С.С. и ее защитником прав, предусмотренных ст.198 УПК РФ. Далее указывает, что суд необоснованно отверг заключение специалистов (<...>. и <...> судом не дана оценка доводам, приведенным в этом заключении, что является нарушением принципа состязательности. Кроме того, адвокат полагает, что суд необоснованно не применил положения уголовного закона о причинении вреда здоровью <...>. в состоянии крайней необходимости.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней адвокат Маслова М.Г., действующая в защиту интересов осужденной Воробьевой Е.В., просит приговор как неправильный и несправедливый изменить.

Адвокат полагает, что изложенная в приговоре формулировка обвинения не соответствует фабуле обвинения, изложенной в обвинительном заключении. Далее ссылается на диспозицию ст.238 УК РФ, считает, что в конструкции предъявленного обвинения отсутствуют такие необходимые признаки как наличие договора гражданина с организацией на оказание услуги, наличие в качестве обвиняемого лица собственника или руководителя коммерческой организации, оказывающей услуги, а также обязательного признака возмездности данных правоотношений. Защита указывает, что не получено доказательств того, что Воробьева Е.В. производила тракцию и ротацию. В обоснование своей позиции ссылается на показания Нисковской С.С., самой Воробьевой Е.В., специалистов <...>., <...>. обращает внимание на то, что заключение экспертов № 474 в части виновных действий Воробьевой Е.В. носит предположительный характер и не сообразуется с объективными данными, которые были получены в результате допроса свидетелей и специалистов. Также считает, что представленное защитой Нисковской С.С. заключение специалистов от 03.03.2012 года следует оценивать критически. Считает, что заключение лечебно-контрольной комиссии о виновности Воробьевой Е.В. не может быть расценено как доказательство ее вины, так как она не была приглашена на комиссию, ее мнение не было учтено.

Проверив доводы кассационного представления, кассационных жалоб, изучив материалы уголовного дела, выслушав мнения участников процесса, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор правильно постановлен как обвинительный.

Судом достаточно полно, всесторонне и объективно исследованы представленные сторонами обвинения и защиты доказательства по делу; исследованным доказательствам дана надлежащая оценка; выводы, содержащиеся в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, правильно установленным судом.

Вывод суда о виновности Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., каждой, в совершении преступления, предусмотренного ст.238 ч.2 п. «г» УК РФ, сделан на основании исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств, которые суд счел относимыми, достоверными и допустимыми, а их совокупность – достаточной для разрешения настоящего дела.

Так, виновность Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. подтверждается: показаниями потерпевшей <...>. об обстоятельствах ее обращения в родильный дом №..., оказания ей медицинской помощи в родах врачом Нисковской С.С. и акушеркой Воробьевой Е.В.; показаниями свидетеля <...> о том, что со слов Нисковской С.С. ей известно, что последняя применяла давление на живот <...>., а Воробьева Е.В. повернула головку ребенка не в ту сторону; заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 474 от 28.10.2011 года, из которого следует, что имело место нарушение тактики и техники ведения родов <...>. в период изгнания плода, допущенное совместно врачом акушером-гинекологом Нисковской С.С. и акушеркой Воробьевой А.В., в результате чего у новорожденного <...> установлен парез Эрба справа, что квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Между оказанием медицинской помощи в момент родовспоможения <...>. совместно Нисковской С.С. и Воробьевой А.В. и полученными новорожденным телесными повреждениями имеется прямая причинно-следственная связь; должностными инструкциями врача акушера-гинеколога, врача-дежуранта, акушерки родильного отделения; договорами обязательного медицинского страхования работающих граждан, заключенными между ОАО «<...>» и ООО «<...>», между ОАО «<...>» и Комитетом по здравоохранению <...> договором на предоставление медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, заключенным между страховой компанией ОАО «<...>» и СПб ГУЗ «Родильный дом № №... им.<...>»; иными доказательствами, тщательно исследованными и проверенными в судебном заседании и подробно приведенными в приговоре.

Из показаний потерпевшей <...> следует, что 19.09.2010 года около 09 часов она обратилась в СПб ГУЗ «Родильный дом № №... им.<...>» со схватками. Около 12-13 часов ее перевели из одного родильного отделения в другое, где она находилась одна более часа. Когда у нее начались потуги, на ее крики пришел практикант <...>., врачей не было. В какой-то момент <...>. прослушал сердцебиение плода, по его реакции она поняла, что что-то не в порядке. Появилась Нисковская С.С., ее (<...>.) перевели на кресло Рахманова, Нисковская С.С. сразу легла всей массой тела на ее живот, стала давить на живот, прилагая максимум усилий, не давая вздохнуть. На третьей потуге родился ее сын <...>, у которого на голове была большая шишка, висела правая ручка.

Согласно показаниям свидетеля <...> <...>. была ею осмотрена в приемном покое, снято КТГ, в дальнейшем роды <...> вела врач Нисковская С.С. Позднее со слов Нисковской С.С. ей стало известно, что у ребенка появилась гипоксия, в связи с чем пришлось применить давление на плод над лоном, а акушерка Воробьева Е.В. в это время повернула головку плода не в ту сторону; Воробьева Е.В. также пояснила, что Нисковская С.С. оказывала давление на матку.

Из показаний свидетелей <...>., <...>., <...> усматривается, что давление на живот роженицы для ускорения процесса родов является запрещенным приемом, из показаний <...>. также следует, что, по ее мнению, в травме новорожденного имеется обоюдная вина врача и акушерки, Нисковской С.С. при замедлении сердцебиения плода и слабости родовой деятельности следовало закончить роды наложением щипцов или вакуум-экстрактора.

Свидетель <...> показала, что в случае появления дистоции плечиков пособие должны оказывать два врача, а не акушерка.

Согласно выводам комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 474 от 28.10.2011 года, при оказании <...> медицинской помощи в родах имело место нарушение тактики и техники ведения родов, что является дефектом оказания медицинской помощи. Новорожденному <...>. было причинено повреждение правого верхнего первичного пучка плечевого сплетения (парез Эрба справа), данная травма вызвала значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 1/3 и по этому признаку квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Между оказанием медицинской помощи в момент родовспоможения <...>. совместно врачом акушером-гинекологом и акушеркой и полученными новорожденным телесными повреждениями имеется прямая причинно-следственная связь.

В судебном заседании эксперты <...>., <...>., <...>. подтвердили изложенные в экспертном заключении выводы.

У суда не имелось оснований не доверять исследованному в судебном заседании заключению экспертов либо сомневаться в объективности их выводов.

Свидетель <...> пояснила в судебном заседании, что <...> застрахована в ОАО «<...>», имеет полис обязательного медицинского страхования. Между ОАО «<...>» и родильным домом №... был заключен договор на предоставление обязательной медицинской помощи по ОМС. Согласно заключенному договору, медицинская организация обязуется оказывать застрахованным гражданам надлежащую своевременную медицинскую помощь, которая оплачивается страховой компанией.

Все доказательства, представленные суду и приведенные в приговоре, были проверены судом и получили оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что Нисковская С.С., являясь врачом акушером-гинекологом, и Воробьева Е.В., являясь дежурной акушеркой родильного отделения, каждая, умышленно выбрала неправильную тактику принятия родов, умышленно оказав <...>. медицинскую услугу ненадлежащего качества, не отвечающую требованиям безопасности здоровья <...>. и новорожденного <...>

Суд дал надлежащую оценку показаниям Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., расценив позицию каждой из них о надлежащем исполнении своих обязанностей как защитную, поскольку их показания в этой части опровергаются совокупностью исследованных доказательств, признанных судом достоверными.

Ссылки осужденной Нисковской С.С. на то, что она действовала в полном соответствии с рекомендациями, изложенными в информационном письме Минздрава РФ от 26.11.2002 года № 2510/11869-02-32, неубедительны, поскольку, согласно приведенному в указанном письме алгоритму действий при возникновении дистоции плечиков, ведение родов во 2 периоде осуществляют два врача акушера-гинеколога, владеющие приемами оказания помощи при дистоции плечиков, анестезиолог и неонатолог-реаниматолог. Таким образом, при возникновении трудностей с выведением плечиков врач акушер-гинеколог Нисковская С.С. обязана была действовать согласно приведенному алгоритму, то есть в первую очередь обеспечить участие в ведении родов еще одного врача акушера-гинеколога, что сделано не было. Указанное свидетельствует о правильности выводов суда об умышленном характере действий Нисковской С.С., которая нарушила рекомендации, изложенные в информационном письме Минздрава РФ от 26.11.2002 года, умышленно произвела давление на дно матки роженицы в период изгнания плода, что является запрещенным приемом, то есть умышленно оказала <...>. медицинскую услугу ненадлежащего качества, не отвечающую требованиям безопасности здоровья <...>. и ее новорожденного сына.

Факт оказания чрезмерного давления Нисковской С.С. на живот роженицы <...>. подтверждается как показаниями последней, так и показаниями Воробьевой Е.В., а то, что свидетели <...>. и <...>. не дали показания, подтверждающие указанное обстоятельство, не ставит под сомнение выводы суда в этой части. Также не опровергают выводы суда и доводы осужденной Нисковской С.С. о том, что при наступлении угрожающей жизни плода ситуации ее действия были направлены на извлечение из родовых путей живого плода, поскольку, согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы при правильной тактике и технике ведения родов во время периода изгнания плода имелась возможность избежать возникновения пареза Эрба, а именно при диагностированной выраженной гипоксии плода в конце периода изгнания целесообразно было не ограничиваться перинеотомией, а выполнить наложение выходных акушерских щипцов или выполнить вакуум-изгнание плода. При таких обстоятельствах правильным является вывод суда об отсутствии оснований рассматривать действия Нисковской С.С. как совершенные в ситуации крайней необходимости.

Доводы осужденной Воробьевой Е.В. и ее адвоката об оказании Воробьевой Е.В. адекватного акушерского пособия, отсутствии доказательств того, что она произвела тракцию и ротацию, неубедительны, опровергаются как заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы, показаниями осужденной Нисковской С.С., так и показаниями самой Воробьевой Е.В., данными в ходе предварительного расследования о том, что она пыталась развернуть плечики плода, но они не разворачивались. С учетом изложенного, правильным является вывод суда об образовании у новорожденного пареза Эрба, в том числе за счет чрезмерной тракции и неправильной ротации, произведенных Воробьевой Е.В. Данный вывод суда не опровергается доводами защиты, обращающей внимание на то, что никто из свидетелей не указал, что видел, как Воробьева Е.В. производила тракцию и ротацию. Мнение Воробьевой Е.В. и ее защитника о том, что к возникновению повреждения у новорожденного привели только действия Нисковской С.С., несостоятельно, поскольку, согласно правильно установленным судом обстоятельствам дела, к травме новорожденного привели совместные действия Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. Постановляя обвинительный приговор, суд не ссылался на заключение лечебно-контрольной комиссии и приказ о наложении на Воробьеву Е.В. дисциплинарного взыскания как на доказательства виновности Воробьевой Е.В., в связи с чем доводы кассационной жалобы в этой части не являются существенными.

Заключая договор со страховой компанией, осуществляющей обязательное медицинское страхование граждан, медицинская организация берёт на себя обязанность оказания медицинских услуг надлежащего качества, то есть отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья, что осуществляется медицинскими работниками данного медицинского учреждения, к числу которых относятся Нисковская С.С. и Воробьева Е.В., поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что Нисковская С.С. и Воробьева Е.В., являясь, соответственно, врачом акушером-гинекологом и акушеркой родительного отделения СПб ГУЗ «Родильный дом № №... им<...>», назначенные на указанные должности приказом главного врача родильного дома, не могут являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ. Доводы стороны защиты, аналогичные приведенным в кассационных жалобах, о невозможности квалификации действий Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. по ст.238 УК РФ, судом первой инстанции тщательно рассмотрены, им дана правильная оценка. Мотивы, по которым суд пришел к выводу о несостоятельности этих доводов, подробно изложены в приговоре суда.

Доводы стороны защиты о недопустимости заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы № 474 являлись предметом проверки суда первой инстанции. Суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований к признанию указанного заключения экспертов недопустимым доказательством.

Судебная коллегия согласна с решением суда в этой части по следующим основаниям.

Из материалов уголовного дела видно, что постановлением следователя от 30.09.2011 года по настоящему уголовному делу назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза (т.3 л.д.19-24). Проведение экспертизы начато в тот же день, закончено 28.10.2011 года.

03.10.2011 года составлен протокол ознакомления свидетеля Нисковской С.С. с постановлением о назначении экспертизы (т.3 л.д.27-28). Адвокат Бартенев Д.Г. ознакомлен с указанным постановлением 19.10.2011 года. По ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы от Нисковской С.С. и ее защитника заявлений, ходатайств не поступило.

15.11.2011 года в отношении Нисковской С.С. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, она допрошена в качестве подозреваемой (т.1 л.д. 156-159, 161-162).

Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в том случае, если лицо признано подозреваемым после как сделать старые звуки в кс го назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется протокол.

Вышеуказанные требования следователем соблюдены, поскольку протокол ознакомления подозреваемой Нисковской С.С. с постановлением о назначении экспертизы от 30.09.2011 года составлен 15.11.2011 года (т.3 л.д.29).

Доводы защиты о том, что протокол ознакомления с назначением экспертизы, датированный 15.11.2011 года, был предъявлен Нисковской С.С. для подписания только 27.12.2011 года в ходе ознакомления с материалами дела в порядке ст.217 УПК РФ, неубедительны, поскольку представленные материалы уголовного дела не содержат объективных данных о составлении протокола от 15.11.2011 года и подписании его Нисковской С.С. в иную, чем указано в протоколе, дату. Кроме того, ознакомление Нисковской С.С. с материалами уголовного дела проводилось 18.12.2011 года и 28.12.2011 года (т.3 л.д.240-243, т.4 л.д.34-37).

Таким образом, Нисковская С.С. и адвокат Бартенев Д.Г. ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы, соответственно, 03.10.2011 года и 19.10.2011 года, о чем составлен соответствующий протокол, подлинность своих подписей в котором осужденная и защитник не оспаривают. Согласно указанному протоколу ознакомления с постановлением о назначении экспертизы Нисковской С.С. и адвокату Бартеневу Д.Г. были разъяснены права, предусмотренные ст.198 ч.1 УПК РФ, однако указанными правами, в том числе, ходатайствовать о внесении в постановление дополнительных вопросов, о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц, они не воспользовались.

О реальном предоставлении Нисковской С.С. и адвокату Бартеневу Д.Г. возможности реализовать предусмотренные ст.198 ч.1 УПК РФ права свидетельствует то обстоятельство, что по ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы свидетель Воробьева Е.В. и ее защитник – адвокат Маслова М.Г. – заявили ходатайства о постановке дополнительных вопросов экспертам, о получении разрешения следователя присутствовать при производстве экспертизы. Указанные ходатайства рассмотрены следователем по существу, по результатам их рассмотрения вынесены соответствующие постановления.

Доводы защиты о том, что следователем допущено нарушение предусмотренного уголовно-процессуальным законом порядка назначения судебной экспертизы в связи с ознакомлением Нисковской С.С. с постановлением о назначении экспертизы в отсутствие защитника, неубедительны, поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит указания на обязанность следователя предъявлять такое постановление на ознакомление одновременно подозреваемому и защитнику.

Как правильно указано в приговоре суда, в судебном заседании стороне защиты была предоставлена возможность реализовать предусмотренные уголовно-процессуальным законом права. Как следует из протокола судебного заседания, стороне защиты была предоставлена возможность заявлять ходатайства о приобщении к материалам дела заключения специалистов, вызвать и допросить специалистов, задавать вопросы экспертам. Отводов экспертам, участвовавшим в производстве комиссионной судебно-медицинской экспертизы, сторона защиты не заявляла.

Доводы о том, что в научной литературе, практических руководствах по акушерству и гинекологии, неврологии и неонаталогии не описываться такой механизм возникновения пареза Эрба как давление на матку в родах, в связи с чем выводы экспертов не являются научно обоснованными, являлись предметом оценки суда первой инстанции. Судом правильно указано, что травма у новорожденного возникла вследствие именно совместных неправильных действий врача и акушерки, а приведенные доводы не опровергают исследованные в судебном заседании доказательства, в том числе заключение комиссии экспертов.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно положил заключение судебно-медицинской экспертизы № 474, наряду с иными доказательствами по делу, в основу обвинительного приговора. Оснований для признания данного заключения недопустимым доказательством, в том числе, по доводам кассационных жалоб, не имеется.

Судом дана оценка представленному стороной защиты заключению специалистов <...>. и <...>., а также их показаниям в судебном заседании. Суд обоснованно счел выводы специалистов о том, что действия Нисковской С.С. не могли привести к возникновению у новорожденного травмы, неубедительными, поскольку совокупностью исследованных доказательств установлено, что именно совместные действия врача и акушерки привели к причинению новорожденному травмы. Кроме того, как следует из показаний специалиста <...>. в судебном заседании, при даче заключения он исходил из того, что давление на дно матки роженицы было умеренным, однако подтвердить данный вывод ссылками на документы, свидетельствующие о данном обстоятельстве, не может. Кроме того, специалист показал, что в представленных ему документах не имелось сведений о возникновении дистоции плечиков; совместные действия врача и акушерки не могли стать причиной возникновения травмы у новорожденного, однако их бездействие могло способствовать ее возникновению, поскольку необходимо было вовремя оказывать акушерское пособие врачом и акушеркой - в тот момент, когда стало известно, что ситуация ухудшается. При таких обстоятельствах, заключение специалистов, их показания в судебном заседании не опровергают выводов суда об оказании Нисковской С.С. медицинской услуги, не отвечающей требованиям безопасности здоровья <...> и ее новорожденному ребенку. Поскольку заключение специалистов расценено судом критически, и с данной оценкой судебная коллегия согласна, доводы Воробьевой Е.В. и ее защитника в этой части являются несущественными. Представленные судебной коллегии заключения доктора медицинских наук <...> и доктора медицинских наук <...>. также не ставят под сомнение выводы суда, изложенные в приговоре.

Практически все доводы кассационных жалоб стороны защиты были предметом оценки суда первой инстанции, этим доводам дана надлежащая оценка. В приговоре приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении осужденных, также указаны мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, представленные сторонами.

Оснований для иной, чем дана судом, оценки исследованных по делу доказательств судебная коллегия не усматривает.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и реализации предоставленных им прав. Заявленные сторонами ходатайства рассмотрены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, принятые по ним решения мотивированы и являются правильными. В приговоре правильно изложены показания лиц, допрошенных в судебном заседании, в связи с чем доводы защиты в этой части являются необоснованными. Фабула обвинения, изложенная в приговоре суда, соответствует фабуле обвинения, приведенной в обвинительном заключении.

Обстоятельства совершения преступления исследованы с достаточной полнотой, противоречий в доказательствах, на которых основаны выводы суда о виновности Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., ставящих под сомнение законность и обоснованность постановленного приговора не имеется.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу о том, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, на основании совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств судом обоснованно сделан вывод о виновности Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., каждой, в совершении преступления, действия каждой из них правильно квалифицированы по ст.238 ч.2 п. «г» УК РФ. Оснований для иной квалификации действий Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. не имеется.

При решении вопроса о виде и размере наказания, назначаемого Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., суд в соответствии со ст.60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, относящегося к категории тяжких, данные о личности каждой из осужденных, иные обстоятельства, влияющие на назначение наказание, и пришел к обоснованному выводу о возможности исправления Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. без реального отбывания наказания, с назначением наказания на основании ст.73 УК РФ.

При назначении наказания суд в достаточной мере учел данные о личности осужденных, ранее не судимых, по месту жительства и работы характеризующихся положительно. Также судом учтено и мнение потерпевшей, настаивавшей на назначении Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. строгого наказания.

Оснований для применения положений ст.ст.15 ч.6, 64 УК РФ суд обоснованно не усмотрел.

С учетом характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности Нисковской С.С. суд счел невозможным сохранение за ней на конкретный срок права заниматься профессиональной деятельностью.

То обстоятельство, что осужденной Воробьевой Е.В. не назначено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, не ставит под сомнение правильность и обоснованность решения суда о назначении Нисковской С.С. дополнительного наказания и не является основанием к отмене приговора в этой части.

Назначенное Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В., каждой, наказание соответствует требованиям ст.ст.6, 60 УК РФ, характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности осужденных, а значит, является справедливым. Оснований считать назначенное каждой из осужденных наказание чрезмерно суровым или чрезмерно мягким, как на то указывает прокурор в кассационном представлении, судебная коллегия не усматривает. Представленные судебной коллегии документы, характеризующие личность Нисковской С.С., свидетельствующие о повышении ею квалификации, не являются основанием к изменению приговора в части назначенного осужденной наказания.

Мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания, подробно изложены в приговоре.

Наряду с этим, назначая осужденной Нисковской С.С. на основании ст.47 ч.3 УК РФ дополнительное наказание в виде запрета на занятие медицинской деятельностью, суд не учел, что такого рода наказание состоит в запрете на занятие профессиональной деятельностью лицом, совершившим преступление, характер которого связан с этой деятельностью. Приговором суда Нисковская С.С., работавшая врачом акушером-гинекологом, признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст.238 ч.2 п. «г» УК РФ. Запрет же на занятие медицинской деятельностью распространяется не только на работу в качестве врача, но и на любую иную деятельность в сфере медицины, что не соответствует требованиям закона.

При таких обстоятельствах, приговор суда в части назначения Нисковской С.С. на основании ст.47 ч.3 УК РФ дополнительного наказания подлежит уточнению. При этом судебная коллегия исходит из того, что вносимыми в приговор изменениями не ухудшается положение осужденной Нисковской С.С.

Оснований для отмены приговора, вынесенного с соблюдением требований УПК РФ, в том числе по доводам кассационных представления и жалоб, не имеется.

Руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

                 О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июля 2012 года в отношении Нисковской С.С. в части применения ст.47 ч.3 УК РФ уточнить:

- лишить Нисковскую С.С. права заниматься врачебной деятельностью на срок 2 года.

В остальном приговор в отношении Нисковской С.С. и Воробьевой Е.В. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Лытаева А.В., кассационные жалобы осужденных Нисковской С.С., Воробьевой Е.В., адвокатов Бартенева Д.Г., Масловой М.Г. – без удовлетворения.

    Председательствующий:

    Судьи:

    



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Средства, стимулирующие регенерацию Сок Алоэ - отзывы Фон для открытки с лилиями



Как сделать старые звуки в кс го БайкПост
Как сделать старые звуки в кс го ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ
Как сделать старые звуки в кс го Чёрно-белые театральные маски
Как сделать старые звуки в кс го Сильная защита от колдовства, сглаза и порчи
Как сделать старые звуки в кс го Исраэль Шамир. Русский сайт
Как сделать старые звуки в кс го Рандом (алгоритм) - Таверна - Warspear Online official forum
Как сделать старые звуки в кс го Сайт медицинских консультаций: медицина, хирургия
Как сделать старые звуки в кс го Курьер недели 72 за 2 июля by. - issuu
Цитаты на немецком языке ВКонтакте Как сделать листогиб своими руками: чертежи, видео, фото Своими руками куча идей карточка от пользователя batman САЙТ ЧАСТНЫХ МАСТЕРОВ - ремонт Тюнинг ВАЗ 2109 - Все о тюнинге автомобилей ВАЗ Сапожковский крой - Самое интересное в блогах - LiveInternet Первая вязка кобеля: сроки, процесс спаривания - Okdzks Сценарий русского обрядового праздника Кузьминки

Похожие новости