Горе от уме крылатые фразы


Крылатые фразы и выражения в комедии Грибоедова "Горе от ума"

А впрочем, он дойдет до степеней известных

Слова Чацкого: (д.1, явл. 7):

А впрочем, он дойдет до степеней известных,

Ведь нынче любят бессловесных.

А потому, что патриотки.

Слова Фамусова (действ. 2, явл. 5):

А дочек кто видал, всяк голову повесь!..

Французские романсы вам поют

И верхние выводят нотки,

К военным людям так и льнут,

А потому, что патриотки.

А смешивать два эти ремесла / Есть тьма искусников — я не из их числа

Слова Чацкого (действ. 3, явл. 3):

Когда в делах — я от веселий, прячусь;

Когда дурачиться — дурачусь;

А смешивать два эти ремесла

Есть тьма искусников — я не из их числа.

А судьи кто?

Слова Чацкого: (д.2, явл.5):

А судьи кто? - За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима,

Сужденья черпают из забытых газет

Времен очаковских и покоренья Крыма.

Ах, злые языки страшнее пистолета

Слова Молчалина. (д.2, явл.11).

Ба! знакомые все лица

Слова Фамусова. (д.4, явл.14).

Блажен, кто верует, тепло ему на свете!

Слова Чацкого. (д.1,явл.7).

Бывают странны сны, а наяву страннее

Слова Фамусова (д. 1, явл. 4).

В деревню, в глушь, в Саратов!

Слова Фамусова, обращенные к дочери (д. 4, явл. 14):

Не быть тебе в Москве, не жить тебе с людьми;

Подал ее от этих хватов.

В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов,

Там будешь горе горевать,

За пяльцами сидеть, за святцами зевать.

В мои лета не должно сметь / Свое суждение иметь

Слова Молчалина (д. 3, явл. 3).

Век нынешний и век минувший

Слова Чацкого (д. 2, явл. 2):

Как посравнить, да посмотреть

Век нынешний и век минувший:

Свежо предание, а верится с трудом.

Взгляд и нечто

Слова Репетилова (д. 4, явл. 4):

В журналах можешь ты, однако, отыскать

Его отрывок, взгляд и нечто.

О чем бишь Нечто? — Обо всем.

Влеченье, род недуга

Слова Репетилова, обращенные к Чацкому (д. 4, явл. 4):

Пожалуй, смейся надо мною...

А у меня к тебе влеченье, род недуга,

Любовь какая-то и страсть,

Готов я душу прозакласть,

Что в мире не найдешь себе такого друга.

Времен очаковских и покоренья Крыма

Слова Чацкого (д. 2, явл. 5):

А судьи кто? — За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима.

Сужденья черпают из забытых газет

Времен Очаковских и покоренья Крыма.

Всё врут календари

Слова старухи Хлестовой (д. 3, явл. 21).

Вы, нынешние, ну-тка!

Слова Фамусова, обращенные к Чацкому (д. 2, явл. 2).

Где, укажите нам, отечества отцы, / Которых мы должны принять за образцы?

(действ. 2, явл. 5).

Герой не моего романа

Слова Софьи (д. 3, явл. 1):

Ч а ц к и й

Но Скалозуб? Вот загляденье:

За армию стоит горой,

И прямизною стана,

Лицом и голосом — герой...

С о ф ь я

Не моего романа.

Да, водевиль есть вещь, а прочее все гиль

Слова Репетилова (д. 4, явл. 6)

Да умный человек не может быть не плутом

Слова Репетилова (д. 4, явл. 4), который говорит об одном из своих товарищей:

Ночной разбойник, дуэлист,

В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,

И крепко на руку нечист;

Да умный человек не может быть не плутом.

Когда ж об честности высокой говорит,

Каким-то демоном внушаем:

Глаза в крови, лицо горит,

Сам плачет, и мы все рыдаем.

Дверь отперта для званных и незванных

Слова Фамусова (д. 2, явл. 5):

Дверь отперта для званных и незванных,

Особенно из иностранных.

День за день, завтра (нынче), как вчера

Слова Молчалина (действ. 3, явл. 3):

Ч а ц к и й

А прежде как живали?

М о л ч ал и н

День задень, завтра, как вчера.

Ч а ц к и й

К перу от карт? И к картам от пера?..

Дистанция огромного размера

Слова полковника Скалозуба о Москве (д. 2, явл. 5).

В оригинале: Дистанции огромного размера.

Для больших оказий

Скалозуб произносит речь относительно планов по «реформе» системы образования в России (д. 3, явл. 21):

Я вас обрадую: всеобщая молва,

Что есть проект насчет лицеев, школ, гимназий;

Там будут лишь учить по-нашему: раз, два;

А книги сохранят так: для больших оказий.

Дома новы, но предрассудки стары

Слова Чацкого (д. 2, явл. 5):

Дома новы, но предрассудки стары.

Порадуйтесь, не истребят

Ни годы их, ни моды, ни пожары.

Есть от чего в отчаянье прийти

Чацкий, прерывая Репетилова, говорит ему (д. 4, явл. 4):

Послушай, ври, да знай же меру;

Есть от чего в отчаянье прийти.

И вот — общественное мнение!

Слова Чацкого (д. 4, явл. 10):

Через какое колдовство

Нелепость обо мне все в голос повторяют!

Чье это сочиненье!

Поверили глупцы, другим передают,

Старухи вмиг тревогу бьют —

И вот общественное мненье!

И дым отечества нам сладок и приятен

Слова Чацкого (д. 1, явл. 7):

Опять увидеть их мне суждено судьбой!

Жить с ними надоест, и в ком не сыщешь пятен?

Когда ж постранствуешь, воротишься домой,

И дым отечества нам сладок и приятен.

Кричали женщины: ура! /И в воздух чепчики бросали

Слова Чацкого (д. 2, явл. 5).

Мильон терзаний

Слова Чацкого (д. 3, явл. 22):

Да, мочи нет: мильон терзаний

Груди от дружеских тисков,

Ногам от шарканья, ушам от восклицаний,

А пуще голове от всяких пустяков.

Минуй нас пуще всех печалей / И барский гнев, и барская любовь

Слова горничной Лизы (д. 1, явл. 2):

Ах, от господ подалей;

У них беды себе на всякий час готовь,

Минуй нас пуще всех печалей

И барский гнев, и барская любовь.

Молчалины блаженствуют на свете!

Слова Чацкого (д. 4, явл. 13).

На всех московских есть особый отпечаток

Слова Фамусова (д. 2, явл. 5).

Не поздоровится от этаких похвал

Слова Чацкого (д. 3, явл. 10).

Нельзя ли для прогулок / Подальше выбрать закоулок

Слова Фамусова (д. 1, явл. 4).

Ну, как не порадеть родному человечку?

Слова Фамусова (д. 2, явл. 5):

Как станешь представлять к крестишкули, к местечку,

Ну, как не порадеть родному человечку?

О Байроне, ну о матерьях важных

Репетилов рассказывает Чацкому о «тайных собраниях» некоего «серьезнейшего союза» (д. 4, явл. 4):

Вслух громко говорим, никто не разберет.

Я сам, как схватятся о камерах, присяжных,

О Байроне, ну о матерьях важных,

Частенько слушаю, не разжимая губ;

Мне не под силу, брат, и чувствую, что глуп.

Подписано, так с плеч долой

Слова Фамусова, обращенные к его секретарю Молчалину, который принес бумаги, требующие особого рассмотрения и подписи (д. 1, явл. 4):

Боюсь, сударь, я одного смертельно,

Чтоб множество не накоплялось их;

Дай волю вам, оно бы и засело;

А у меня что дело, что не дело,

Обычай мой такой:

Подписано, так с плеч долой.

Пойду искать по свету, / Где оскорбленному есть чувству уголок!

Слова Чацкого (д. 4, явл. 14):

Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок!

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!

Карету мне! Карету!

Помилуйте, мы с вами не ребята, / Зачем же мнения чужие только святы?

Слова Чацкого (д. 3, явл. 3).

Послушай, ври, да знай же меру!

Слова Чацкого, обращенные к Репетилову (д. 4, явл. 4).

Поспорят, пошумят и разойдутся

Слова Фамусова (д. 2, явл. 5) о старичках-фрондерах, которые придерутся

К тому, к сему, а чаще ни к чему;

Поспорят, пошумят и... разойдутся.

Пофилософствуй — ум вскружится

Слова Фамусова (д. 2, явл. 1):

Куда как чуден создан свет!

Пофилософствуй — ум вскружится;

То бережешься, то обед:

Ешь три часа, а в три дни не сварится!

При мне служащие чужие очень редки; / Все больше сестрины, свояченицы детки

Слова Фамусова (д. 2, явл. 5).

Привыкли верить мы, / Что нам без немцев нет спасенья

Слова Чацкого (д. 1, явл. 7):

Как с ранних пор привыкли верить мы,

Что нам без немцев нет спасенья!

Прошедшего житья подлейшие черты

Слова Чацкого (д. 2, явл. 5):

И где не воскресят клиенты-иностранцы

Прошедшего житья подлейшие черты.

Рабское, слепое подражанье

Чацкий об обожании всего иностранного:

Чтоб истребил Господь нечистый этот дух

Пустого, рабского, слепого подражанья.

Рассудку вопреки, наперекор стихиям

Слова Чацкого (д. 3, явл. 22), который говорит о «чужевластье мод», заставляющих россиян перенимать европейскую одежду — «рассудку вопреки, наперекор стихиям».

Свежо предание, а верится с трудом

Слова Чацкого (д. 2, явл. 2):

Как посравнить, да посмотреть

Век нынешний и век минувший:

Свежо предание, а верится с трудом.

Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой фразы

Слова Фамусова о московских барышнях (д. 2, явл. 5).

Служить бы рад, прислуживаться тошно

Слова Чацкого (д. 2, явл. 2).

Ф а м у с о в

Сказал, бы я, во-первых: не блажи,

Именьем, брат, не управляй оплошно,

А, главное, поди-тка послужи.

Ч а ц к и й

Служить бы рад, прислуживаться тошно.

Ф а м у с о в

Вот то-то, все вы гордецы!

Спросили бы, как делали отцы?

Учились бы, на старших глядя...

Смешенье языков: французского с нижегородским

Слова Чацкого, который иронизирует над галломанией русского дворянства, которая

часто сочеталась с плохим знанием того же французского языка (д. 1, явл. 7):

Здесь нынче тон каков?

На съездах, на больших, по праздникам приходским?

Господствует еще смешенье языков:

Французского с нижегородским?

Счастливые часов не наблюдают

Слова Софьи (д. 1, явл. 4):

Л и з а

Смотрите на часы, взгтяните-ка в окно:

Валит народ по улицам давно;

А в доме стук, ходьба, метут и убирают.

С о ф ь я

Счастливые часов не наблюдают.

Сюда я больше не ездок!

Слова последнего монолога Чацкого (д. 4, явл. 14):

Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок!

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок...

Карету мне, карету!

Там хорошо, где нас нет

Разговор Софьи и Чацкого:

С о ф ь я

Гоненье на Москву! Что значит видеть свет!

Где ж лучше?

Ч а ц к и й

Где нас нет.

Тот скажи любви конец, / Кто на три года в даль уедет

Слова Чацкого (д. 2, явл. 14).

Уж коли зло пресечь, / Забрать все книги бы да сжечь

Слова Фамусова (д. 3, явл. 21).

Ум с сердцем не в ладу

Так Чацкийий говорит о себе в разговоре с Софьей (д. 1, явл.7)

Умеренность и аккуратность

Слова Молчалина, который так описывает главные достоинства своего характера (д. 3, явл. 3).

Ученье — вот чума; ученость — вот причина

Слова Фамусова (д. 3, явл. 21):

Ну вот, великая беда,

Что выпьет лишнее мужчина!

Ученье — вот чума; ученость — вот причина.

Учились бы, на старших глядя

Слова Фамусова (д. 2, явл. 2):

Спросили бы, как делали отцы?

Учились бы, на старших глядя.

Фельдфебеля в Вольтеры дать

Слова Скалозуба (д. 2, явл. 5):

Я князь — Григорию и вам

Фельдфебеля в Вольтеры дам,

Он в три шеренги вас построит,

А пикнете, так мигом успокоит.

Французик из Бордо

Слова Чацкого (д. 3, явл. 22):

В той комнате незначащая встреча:

Французик из Бордо, надсаживая грудь,

Собрал вокруг себя род веча

И сказывал, как снаряжался в путь

В Россию, к варварам, со страхом и слезами...

Числом поболее, ценою подешевле

Слова Чацкого (д. 1, явл. 7):

Хлопочут набирать учителей полки

Числом поболее, ценою подешевле.

Что говорит! и говорит, как пишет!

Слова Фамусова о Чацком (д. 2, явл. 2).

Что за комиссия, создатель, / Быть взрослой дочери отцом!

Слова Фамусова (д. 1,явл. 10).

Здесь «комиссия» — от французскоко слова commission, означающего «поручение» (обязанность).

Что скажет Марья Алексевна?

Слова Фамусова — финальная фраза пьесы (д. 4, явл. 15):

Ах, боже мой! Что станет говорить

Княгиня Марья Алексевна!

Что слово — приговор!

Слова Фамусова:

А наши старики? как их возьмет задор,

Засудят о делах: что слово — приговор!

Чтобы иметь детей, / Кому ума недоставало?

Слова Чацкого (д. 3, явл. 3):

Ах! Софья! Неужли Молчалин избран ей!

А чем не муж? Ума в нем только мало;

Но, чтоб иметь детей,

Кому ума недоставало...

Шел в комнату, попал в другую

Фамусов, застав Молчалина около комнаты Софьи, сердито спрашивает его (д. 1, явл. 4): «Ты здесь, сударь, к чему?» Софья, оправдывая присутствие Молчалина, говорит отцу:

Я гнева вашего никак не растолкую,

Он в доме здесь живет, великая напасть!

Шел в комнату, попал в другую.

Шумим, братец, шумим!

Слова Репетилова (дейст. 4, явл. 4):

Ч а ц к и й

Да из чего, скажи, беснуетесь вы столько?

Р е п е т и л о в

Шумим, братец, шумим...

Ч а ц к и й

Шумите вы — и только?..

Я глупостей не чтец, / А пуще образцовых

Слова Чацкого (д. 3, явл. 3).

Я странен, а не странен кто ж?

Слова Чацкого (д. 3, явл. 1):

Я странен, а не странен кто ж?

Тот, кто на всех глупцов похож;

Молчалин, например...

Максим Горький. На дне

Ишь ты! А я думал — хорошо пою. Вот всегда так выходит: человек-то думает про себя — хорошо я делаю! Хвать — а люди недовольны…

Лука

В любимом — вся душа…

Человек — выше! Человек — выше сытости!…

Сатин

Мяли много, оттого и мягок.

Лука

А нитки-то гнилые.

Бубнов

Разве доброту сердца с деньгами можно равнять? Доброта – она превыше всех благ.

Костылев

… талант, вот что нужно герою. А талант – это вера в себя, в свою силу…

Актер

(ударяя кулаком по столу). Молчать! Вы — все — скоты! Дубье… молчать о старике! (Спокойнее.) Ты, Барон, — всех хуже!.. Ты — ничего не понимаешь… и — врешь! Старик — не шарлатан! Что такое — правда? Человек — вот правда! Он это понимал… вы — нет! Вы — тупы, как кирпичи… Я — понимаю старика… да! Он врал… но — это из жалости к вам, черт вас возьми! Есть много людей, которые лгут из жалости к ближнему… я — знаю! я — читал! Красиво, вдохновенно, возбуждающе лгут!.. Есть ложь утешительная, ложь примиряющая… ложь оправдывает ту тяжесть, которая раздавила руку рабочего…

читать дальше »

Сатин

Надоели мне, брат, все человеческие слова… все наши слова — надоели! Каждое из них слышал я… наверное, тысячу раз…

Сатин

Не всегда правдой душу вылечишь.

Лука

Кто слаб душой тем ложь нужна.

Сатин

Хороший человек, он — и глупый хорош, а плохой — обязательно должен иметь ум.

Медведев

Характер — вещь полезная.

Сатин

Всякое время дает свой закон.

Человека приласкать никогда не вредно.

Лука

В женщине душа должна быть.

Пепел

Мало знать, ты — понимай.

Наташа

Образование — чепуха, главное — талант.

Все люди на земле — лишние.

Бубнов

Ни одна блоха — не плоха. Все — черненькие, все — прыгают.

Лука

Шум — смерти не помеха.

Бубнов

Многим деньги легко достаются, да немногие с ними легко расстаются.

Сатин

Доброта — она превыше всех благ.

Костылев

Так, без причины, и прыщ не вскочит.

Лука

Всякий человек хочет, чтобы сосед его совесть имел, да никому, видишь, не выгодно иметь-то ее.

Сатин

Барство-то — как оспа… и выздоровеет человек, а знаки-то остаются.

Лука

Дважды убить нельзя.

Сатин

Все мы на земле странники.

Лука

Все так: родятся, поживут, умирают. И я помру… и ты… Чего жалеть?

Бубнов

Замуж бабе выйти — всё равно как зимой в прорубь прыгнуть: один раз сделала, — на всю жизнь памятно…

Квашня

Все хотят порядка, да разума нехватка.

Бубнов

А кто пьян да умён — два угодья в нём…

Бубнов

А куда они — честь, совесть? На ноги, вместо сапогов, не наденешь ни чести, ни совести… Честь-совесть тем нужна, у кого власть да сила есть…

Пепел

В карете прошлого ни куда не уедешь.

Сатин

Вовремя уйти всегда лучше.

Бубнов

Когда любят — плохого в любимом не видят.

Наташа

Человек должен уважать себя.

Лука

Человек все может… лишь бы захотел.

Лука

Он {человек} — каков есть — а всегда своей цены стоит.

Лука

Как ни притворяйся, как ни вихляйся, а человеком родился, человеком и помрешь.

Лука

Снаружи как себя не раскрашивай, все сотрется.

Бубнов

Человек может верить и не верить… это его дело! Человек — свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум — человек за все платит сам, и потому он — свободен!.. Человек — вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет… в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру человека.) Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы… Все — в человеке, все для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо! Выпьем за человека, Барон!

Сатин

Я — знаю ложь! Кто слаб душой… и кто живёт чужими соками, — тем ложь нужна… одних она поддерживает, другие — прикрываются ею… А кто — сам себе хозяин… кто независим и не жрет чужого — зачем тому ложь? Ложь — религия рабов и хозяев… Правда — бог свободного человека!

Сатин

Когда труд — удовольствие, жизнь — хороша! Когда труд — обязанность, жизнь — рабство!

У всех людей — души серенькие… все подрумяниться желают…

Коли веришь, — есть; не веришь, — нет… Во что веришь, то и есть…

А. Н. Островский. Гроза

Молчи, коли уж лучше ничего не умеешь.

Варвара

Отчего люди не летают! Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела.

Катерина

А вот умные люди замечают, что у нас и время-то короче становится. Бывало, лето и зима-то тянутся-тянутся, не дождешься, когда кончатся; а нынче и не увидишь, как пролетят. Дни-то и часы все те же как будто остались, а время-то, за наши грехи, все короче и короче делается. Вот что умные-то люди говорят.

Вот жизнь-то! Живем в одном городе, почти рядом, а увидишься раз в неделю, и то в церкви либо на дороге, вот и все! Здесь что вышла замуж, что схоронили — все равно.

Чужая душа потёмки.

Цитаты из пьесы А.Н. Островского "Гроза", 1859

Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы ничего, кроме грубости да бедности нагольной не увидите. И никогда нам, сударь, не выбиться из этой коры! Потому что честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А у кого деньги, сударь, тот старается бедного закабалить, чтобы на его труды даровые еще больше денег наживать. Знаете, что ваш дядюшка, Савел Прокофьич, городничему отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он ни одного из них путем не разочтет. Городничий и стал ему говорить: "Послушай, - говорит, - Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый день ко мне с жалобой ходят!" Дядюшка ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: "Стоит ли, ваше высокоблагородие, нам с вами о таких пустяках разговаривать! Много у меня в год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу я им по какой-нибудь копейке на человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!" Вот как, сударь! А между собой-то, сударь, как живут! Торговлю друг у друга подрывают, и не столько из корысти, сколько из зависти. Враждуют друг на друга; залучают в свои высокие-то хоромы пьяных приказных, таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно. А те им за малую благостыню на гербовых листах две злостные кляузы строчат на ближних. И начнется у них, сударь, суд да дело, и несть конца мучениям. Судятся, судятся здесь да в губернию поедут, а там уж их и ждут да от, радости руками плещут. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается; водят их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. "Я, - говорит, -потрачусь, да уж и ему станет в копейку". - (Кулигин; мещанин, часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле)

Отчего люди не летают! Я говорю, отчего люди не летают так, как птицы? Мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и тянет лететь. Вот так бы разбежалась, подняла руки и полетела. - (Катерина; жена Тихона Кабанова)

Вот так-то и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в голову-то придет. Вышел случай, другая и рада: так очертя голову и кинется. А как же это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горчее покажется. А горька неволя, ох, как горька! Кто от нее не плачет! А пуще всех мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать! Что дальше, то хуже. А теперь еще этот грех-то на меня. Кабы не свекровь!.. Сокрушила она меня... от нее мне и дом-то опостылел; стены-то даже противны. - (Катерина; жена Тихона Кабанова)

А вот умные люди замечают, что у нас и время-то короче становится. Бывало, лето и зима-то тянутся-тянутся, не дождешься, когда кончатся; а нынче и не увидишь, как пролетят. Дни-то и часы все те же как будто остались, а время-то, за наши грехи, все короче и короче делается. Вот что умные-то люди говорят. - (Феклуша; странница)

Да что ж ты мне прикажешь с собой делать, когда у меня сердце такое! Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Друг ты мне, и я тебе должен отдать, а приди ты у меня просить - обругаю. Я отдам, отдам, а обругаю. Потому, только заикнись мне о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека.... Вот какие со мной истории бывали. О посту как-то о великом я говел, а тут нелегкая и подсунь мужичонка: за деньгами пришел, дрова возил. И принесло ж его на грех-то в такое время! Согрешил-таки: изругал, так изругал, что лучше требовать нельзя, чуть не прибил. Вот оно, какое сердце-то у меня! После прощенья просил, в ноги кланялся, право так. Истинно тебе говорю, мужику в ноги кланялся. Вот до чего меня сердце доводит: тут на дворе, в грязи, ему и кланялся; при всех ему кланялся. - (Дико'й Савел Прокофьевич; купец, значительное лицо в городе)

Вот жизнь-то! Живем в одном городе, почти рядом, а увидишься раз в неделю, и то в церкви либо на дороге, вот и все! Здесь что вышла замуж, что схоронили - все равно. - (Борис Григорьевич; племянник Савела Прокофьевича Дикого)

Чужая душа потемки. - (Кабаниха, Кабанова Марфа Игнатьевна; богатая купчиха)

Ну, чего вы боитесь, скажите на милость! Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой! Гроза убьет! Не гроза это, а благодать! Да, благодать! У вас все гроза! Северное сияние загорится, любоваться бы надобно да дивиться премудрости: "с полночных стран встает заря"! А вы ужасаетесь да придумываете: к войне это или к мору. Комета ли идет, - не отвел бы глаз! Красота! Звезды-то уж пригляделись, все одни и те же, а это обновка; ну, смотрел бы да любовался! А вы боитесь и взглянуть-то на небо, дрожь вас берет! Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ! - (Кулигин; мещанин, часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле)

^ Иван Александрович Гончаров. Обломов

Мудрено и трудно жить просто!

Андрей Штольц

Самолюбие — почти единственный двигатель, который управляет волей.

Андрей Штольц

Когда в имение приехали князь и княгиня с семейством, Андрей познакомился с их сыновьями — Пьером и Мишелем. … Первый тотчас преподал Андрюше, как бьют зорю в кавалерии и пехоте, какие сабли и шпоры гусарские и какие драгунские, каких мастей лошади в каждом полку и куда непременно надо поступить после ученья, чтоб не опозориться. Другой, Мишель, только лишь познакомился с Андрюшей, как поставил его в позицию и начал выделывать удивительные штуки кулаками, попадая ими Андрюше то в нос, то в брюхо, потом сказал, что это английская драка. Дня через три Андрей…

читать дальше »

Любовь не забывает ни одной мелочи. В глазах ее все, что ни касается до любимого предмета, все важный факт. В уме любящего человека плетется многосложная ткань из наблюдений, тонких соображений, воспоминаний, догадок обо всем, что окружает любимого человека, что творится в его сфере, что имеет на него влияние. В любви довольно одного слова, намека… чего намека! взгляда, едва приметного движения губ, чтобы составить догадку, потом перейти от нее к соображению, от соображения к решительному заключению и потом мучиться или блаженствовать от собственной мысли.

читать дальше »

О любви он того же мнения, с небольшими оттенками: не верит в неизменную и вечную любовь, как не верит в домовых — и нам не советует верить. Впрочем, об этом он советует мне думать как можно меньше, а я тебе советую. Это, говорит он, придет само собою — без зову; говорит, что жизнь не в одном только этом состоит, что для этого, как для всего прочего, бывает свое время, а целый век мечтать об одной любви — глупо.

— <…> Ах, Ольга! Требуй доказательств! Повторю тебе, что если б ты с другим могла быть счастливее, я бы без ропота уступил права свои; если б надо было умереть за тебя, я бы с радостью умер! — со слезами досказал он.

— Этого ничего не нужно, никто не требует! Зачем мне твоя жизнь? Ты сделай, что надо. Это уловка лукавых людей предлагать жертвы, которых не нужно или нельзя приносить, чтоб не приносить нужных.

«Поблекло, отошло!» — раздалось внутри его.

Илья Обломов

Он в самом деле смотрел на нее как будто не глазами, а мыслью, всей своей волей, как магнетизер, но смотрел невольно, не имея силы не смотреть.

Илья Обломов

Потянулась бы за этим длинная ночь, скучное завтра, невыносимое послезавтра и ряд дней все бледнее, бледнее…

Любовь менее взыскательна, нежели дружба, она даже часто слепа, любят не за заслуги. Но для любви нужно что-то такое, иногда пустяки, что ни определить, ни назвать нельзя.

Штольц

Дружба — вещь хорошая, когда она — любовь между молодыми мужчиной и женщиной или воспоминание о любви между стариками. Но боже сохрани, если она с одной стороны дружба, а с другой — любовь.

Андрей Штольц

Но, к несчастью, громовой удар, потрясая основания гор и громные воздушные пространства, раздается и в норке мыши, хотя слабее, глуше, но для норки ощутительно.

Странен человек! Чем счастье ее было полнее, тем она становилась задумчивее и даже… боязливее.

— А вы разве заметили у меня что-нибудь на лице? — спросил он.

— Слезы, хотя вы и скрывали их; это дурная черта у мужчин — стыдиться своего сердца. Это тоже самолюбие, только фальшивое. Лучше бы они постыдились иногда своего ума: он чаще ошибается.

Илья Обломов Ольга

— <…> я думала, что сердце не ошибается.

— Нет, ошибается: и как иногда гибельно!

Андрей Штольц Ольга

Дружба утонула в любви.

— Человек создан сам устраивать себя и даже менять свою природу, а он отрастил брюхо да и думает, что природа послала ему эту ношу! У тебя были крылья, да ты отвязал их.

— Где они, крылья-то? — уныло говорил Обломов. — Я ничего не умею…

— То есть не хочешь уметь, — перебил Штольц. — Нет человека, который бы не умел чего-нибудь, ей-богу нет!

Андрей Штольц Илья Обломов

Хотя любовь и называют чувством капризным, безотчетным, рождающимся, как болезнь, однако ж и она, как все, имеет свои зконы и причины. А если до сих пор эти законы исследованы мало, так это потому, что человеку, пораженному любовью, не до того, чтоб ученым оком следить, как вкрадывается в душу впечатление, как оковывает будто сном чувства, как сначала ослепнут глаза, с какого момента пульс, а за ним сердце начинает биться сильнее, как является со вчерашнего дня вдруг преданность до могилы, стремление жертвовать собою, как мало-помалу исчезает свое я и переходит в него или в нее, как ум необыкновенно тупеет или необыкновенно изощряется, как воля отдается в волю другого, как клонится голова, дрожат колени, являются слезы, горячка…

— Счастье, счастье! Как ты хрупко, как ненадежно! Покрывало, венок, любовь, любовь! А деньги где? А жить чем? И тебя надо купить, любовь, чистое, законное благо.

Илья Обломов

Мы не выходим замуж, нас выдают или берут.

Ольга

Дело сделано: она уже любила, и скинуть с себя любовь по произволу, как платье, нельзя.

Многие запинаются на добром слове, рдея от стыда, и смело, громко произносят легкомысленное слово, не подозревая, что оно тоже, к несчастью, не пропадает даром, оставляя длинный след зла, иногда неистребимого.

<…> в любви нет покоя, и она движется все куда-то вперед, вперед…

Илья Обломов

Хитрят и пробавляются хитростью только более или менее ограниченные женщины. Они за недостатком прямого ума двигают пружинами ежедневной мелкой жизни посредством хитрости, плетут, как кружево, свою домашнюю политику, не замечая, как вокруг их располагаются главные линии жизни, куда они направятся и где сойдутся.

— Нет, любят только однажды!

Илья Обломов

Да разве после одного счастья бывает другое, потом третье, такое же?

Ольга

У меня счастье пересиливает боязнь.

Ольга

У сердца, когда оно любит, есть свой ум… оно знает, чего хочет, и знает наперед, что будет.

Ольга

Письмо вышло длинно, как все любовные письма: любовники страх как болтливы.

Верьте же мне… как я вам верю, и не сомневайтесь, не тревожьте пустыми сомнениями этого счастья, а то оно улетит. Что я раз назвала своим, того уже не отдам назад, разве отнимут.

Ольга

Любовь — претрудная школа жизни!

Илья Обломов

Вот когда заиграют все силы в вашем организме, когда заиграет жизнь вокруг вас, и вы увидите то, на что закрыты у вас глаза теперь, услышите, чего не слыхать вам: заиграет музыка нерв, услышите шум сфер, будете прислушиваться к росту травы. Погодите, не торопитесь, придет само!

Андрей Штольц

— Помилуй, Илья! — сказал Штольц, обратив на Обломова изумленный взгляд. — Сам-то ты что ж делаешь? Точно ком теста, свернулся и лежишь.

— Правда, Андрей, как ком, — печально отозвался Обломов.

— Да разве сознание есть оправдание?

Андрей Штольц Илья Обломов

— Страсти, страсти все оправдывают, — говорили вокруг него, — а вы в своем эгоизме бережете только себя: посмотрим, для кого.

— Для кого-нибудь да берегу.

Андрей Штольц

Он распускал зонтик, пока шел дождь, то есть страдал, пока длилась скорбь, да и страдал без робкой покорности, а больше с досадой, с гордостью, и переносил терпеливо только потому, что причину всякого страдания приписывал себе самому, а не вешал, как кафтан, на чужой гвоздь.

Две стороны шли параллельно, перекрещиваясь и перевиваясь на пути, но никогда не запутываясь в тяжелые, неразрешимые узлы.

Он весь составлен из костей, мускулов и нервов, как кровная английская лошадь.

Его не пугала, например, трещина потолка в его спальне: он к ней привык; не приходило ему тоже в голову, что вечно спертый воздух в комнате и постоянное сиденье взаперти чуть ли не губительнее для здоровья, нежели ночная сырость; что переполнять ежедневно желудок есть своего рода постепенное самоубийство; но он к этому привык и не пугался. Он не привык к движению, к жизни, к многолюдству и суете.

В тесной толпе ему было душно; в лодку он садился с неверною надеждою добраться благополучно до другого берега, в карете ехал, ожидая, что лошади понесут и разобьют.

Не то на него нападал нервический страх: он пугался окружающей его тишины или просто и сам не знал чего — у него побегут мурашки по телу. Он иногда боязливо косится на темный угол, ожидая, что воображение сыграет с ним штуку и покажет сверхъестественное явление.

Так разыгралась роль его в обществе. Лениво махнул он рукой на все юношеские, обманувшие его или обманутые им надежды, все нежно-грустные, светлые воспоминания, от которых у иных и под старость бьется сердце.

Некоторым ведь больше нечего и делать, как только говорить. Есть такое призвание.

Обломову стало немного неловко от собственного промаха. Он быстро нашел другой повод сделать Захара виноватым.

Хотя про таких людей говорят, что они любят всех и потому добры, а, в сущности, они никого не любят и добры потому только, что не злы.

• Базаров. Базаровщина

По имени Базарова, героя романа И.С.Тургенева «Отцы и дети» (1862), так называют тех представителей разночинно-демократической интеллигенции 60-х годов XIX в., которые, вступив в резкую идеологическую борьбу с либерально-дворянской интеллигенцией предшествующего поколения, полемически заостряли проявления своего материалистического миросозерцания. Крайности их мировоззрения (узкий практицизм, грубый материализм, отрицание искусства и т.п.) обозначают словом «базаровщина»

Афоризмы, цитаты, высказывания, фразы и крылатые выражения великих людей - Иван Тургенев

Сильному не нужно счастья.

Любовь… сильнее смерти и страха смерти.

Если стремление происходит из источника чистого, оно все-таки, и не удавшись вполне, не достигнув цели, может принести пользу великую.

Брак основанный на взаимной склонности и на рассудке, есть одно из величайших благ человеческой жизни.

Человек слаб, женщина сильна, случай всесилен, примириться с бесцветною жизнью трудно, вполне позабыть себя невозможно..., а тут красота и участие, тут теплота и свет, - где же противиться? И побежишь, как ребенок к няньке.

Себялюбие - самоубийство.... но самолюбие, как деятельное стремление к совершенству, есть источник всего великого...

Музыка - это разум, воплощенный в прекрасных звуках.

Жалок тот, кто живет без идеала!

... Природа... будит в нас потребность любви...

Чрезмерная гордость - вывеска ничтожной души.

^ Иван Сергеевич Тургенев. Отцы и дети

Прежде, в недавнее еще время, мы говорили, что чиновники наши берут взятки, что у нас нет ни дорог, ни торговли, ни правильного суда…

читать дальше »

Русский человек только тем и хорош, что он сам о себе прескверного мнения. Важно то, что дважды два четыре, а остальное все пустяки.

Евгений Базаров

Бывают положения трогательные, из которых все-таки хочется поскорее выйти.

Он ощущал небольшую неловкость, ту неловкость, которая обыкновенно овладевает молодым человеком, когда он только что перестал быть ребенком и возвратился в место, где привыкли видеть и считать его ребенком.

Тебе не для чего горячиться, мне ведь это совершенно все равно. Романтик сказал бы: я чувствую, что наши дороги начинают расходиться, а я просто говорю, что мы друг другу приелись.

Евгений Базаров

Когда я встречу человека, который не спасовал бы передо мной, тогда я изменю свое мнение о самом себе.

Евгений Базаров

Нас не так мало, как вы полагаете.

Евгений Базаров

Порядочный химик в двадцать раз лучше всякого поэта.

Евгений Базаров

Кто не видал таких слёз в глазах любимого существа, тот ещё не испытывал, до какой степени, замирая весь от благодарности и от стыда, может быть счастлив на земле человек.

Сын — отрезанный ломоть. Он что сокол: захотел — прилетел, захотел — улетел; а мы с тобой, как опенки на дупле, сидим рядком и ни с места. Только я останусь для тебя навек неизменно, как и ты для меня.

Арина Власьевна Базарова

Летучие рыбы некоторое время могут подержаться в воздухе, но вскоре должны шлепнуться в воду.

Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник.

Человек, который всю свою жизнь поставил на карту женской любви и, когда ему эту карту убили, раскис и опустился до того, что ни на что не стал способен, этакой человек — не мужчина, не самец.

Может быть, точно, всякий человек — загадка.

Надо так устроить жизнь, чтобы каждый день был значительным.

Да, поди попробуй отрицать смерть. Она тебя отрицает, и баста!

Евгений Базаров

В деревне нельзя жить беспорядочно, скука одолеет.

— Я гляжу в небо только тогда, когда хочу чихнуть, — проворчал Базаров и, обратившись к Аркадию, прибавил вполголоса: — Жаль, что помешал.

Евгений Базаров

Время (дело известное) летит иногда птицей, иногда ползет червяком; но человеку бывает особенно хорошо тогда, когда он даже не замечает — скоро ли, тихо ли оно проходит.

В чемодане оказалось пустое место, и я кладу в него сено; так и в жизненном нашем чемодане: чем бы его ни набили, лишь бы пустоты не было.

Евгений Базаров

Человек все в состоянии понять — и как трепещет эфир и что на солнце происходит; а как человек может иначе сморкаться, чем он сам, этого он понять не в состоянии.

Евгений Базаров

Кто злится на свою боль — тот непременно ее победит.

Евгений Базаров

Воспоминаний много, а вспомнить нечего, и впереди передо мной — длинная, длинная дорога, а цели нет… Мне и не хочется идти.

Одинцова

Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…

Настоящий человек, тот, о котором думать нечего, а которого надобно слушаться или ненавидеть.

Евгений Базаров

По-моему, или всё, или ничего. Жизнь за жизнь. Взял мою, отдай свою, и тогда уже без сожаления и без возврата. А то лучше и не надо.

Одинцова

Все люди друг на друга похожи как телом, так и душой; у каждого из нас мозг, селезенка, сердце, легкие одинаково устроены; и так называемые нравственные качества одни и те же у всех: небольшие видоизменения ничего не значат.

Евгений Базаров

Всякий человек сам себя воспитать должен, — ну хоть как я, например…

Евгений Базаров

Я ничьих мнений не разделяю; я имею свои.

Евгений Базаров

^ Федор Михайлович Достоевский. Преступление и наказание

Если мне, например, до сих пор говорили: «возлюби», и я возлюблял, то что из того выходило? Выходило то, что я рвал кафтан пополам, делился с ближним, и оба мы оставались наполовину голы, по русской пословице: «Пойдешь за несколькими зайцами разом, и ни одного не достигнешь». Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано. Возлюбишь одного себя, то и дела свои обделаешь как следует, и кафтан твой останется цел.

читать дальше »

Петр Петрович Лужин

Может быть, тут всего более имела влияния та особенная гордость бедных, вследствие которой при некоторых общественных обрядах, обязательных в нашем быту для всех и каждого, многие бедняки таращатся из последних сил и тратят последние сбереженные копейки, чтобы только быть «не хуже других» и чтобы «не осудили» их как-нибудь другие.

Изо ста кроликов никогда не составится лошадь, изо ста подозрений никогда не составится докозательства.

Порфирий Петрович

Но зачем же они сами меня так любят, если я не стою того! О, если б я был один и никто не любил меня, и сам бы я никого не любил!

Родион Раскольников

… и дойдешь до такой черты, что не перешагнешь ее — несчастна будешь, а перешагнешь, — может, еще несчастнее будешь…

Родион Раскольников

Да и вообще у нас, в русском обществе, самые лучшие манеры у тех, которые биты бывали.

Свидригайлов

За границу я прежде ездил, и всегда мне тошно бывало. Не то чтоб, а вот заря занимается, залив Неаполитанский, море, смотришь, и как-то грустно. Всего противнее, что ведь действительно о чем-то грустишь! Нет, на родине лучше: тут, по крайней мере, во всем других винишь, а себя оправдываешь.

Свидригайлов

Русские люди вообще широкие люди.. широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному; но беда быть широким без особенной гениальности.

Свидригайлов

Муки и слезы — ведь это тоже жизнь.

Разве она в здравом рассудке? Разве так можно говорить, как она? Разве в здравом рассудке так можно рассуждать, как она? Разве так можно сидеть над погибелью, прямо над смрадною ямой, в которую уже ее втягивает, и махать руками, и уши затыкать, когда ей говорят об опасности? Что она, уж не чуда ли ждет?

Дело ясное: для себя, для комфорта своего, даже для спасения себя от смерти, себя не продаст, а для другого вот и продает! Для милого, для обожаемого человека продаст! Вот в чем вся штука-то и состоит: за брата, за мать продаст! Все продаст! О, тут мы, при случае, и нравственное чувство наше придавим; свободу, спокойствие, даже совесть, все, все на толкучий рынок снесем. Пропадай жизнь! Только бы эти возлюбленные существа наши были счастливы.

читать дальше »

… положим, он знает, что и он, ну хоть немного, да порядочный же человек… ну, так чем же тут гордиться, что порядочный человек? Всякий должен быть порядочный человек, да еще почище…

Разумихин

О, низкие характеры! Они и любят, точно ненавидят…

Родион Раскольников

Я ведь не старушонку убил, я себя убил!

Родион Раскольников

Народ пьянствует, молодежь образованная от бездействия перегорает в несбыточных снах и грезах, уродуется в теориях; откуда-то жиды наехали, прячут деньги, а всё остальное развратничает.

Как это случилось, он и сам не знал, но вдруг что-то как бы подхватило его и как бы бросило к ее ногам. Он плакал и обнимал ее колени. В первое мгновение она ужасно испугалась, и всё лицо ее помертвело. Она вскочила с места и, задрожав, смотрела на него. Но тотчас же, в тот же миг она всё поняла. В глазах ее засветилось бесконечное счастье; она поняла, и для нее уже не было сомнения, что он любит, бесконечно любит ее и что настала же наконец эта минута…

читать дальше »

Муж ничем не должен быть обязан своей жене, гораздо лучше, если жена считает мужа за своего благодетеля.

Петр Петрович Лужин

Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как-то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово.

Раскольников

Нам вот все представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное? И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность

Свидригайлов

В лавке Федяева иначе не торгуют: раз заплатил, и на всю жизнь довольно, потому другой раз и сам не пойдёшь.

Разумихин

Эту-то, теперешнюю квартиру я забыл; впрочем, я её никогда и не помнил, потому что не знал.

Разумихин

Где это, — подумал Раскольников, идя далее, — где это я читал, как один приговоренный к смерти, за час до смерти, говорит или думает, что если бы пришлось ему жить где-нибудь на высоте, на скале, и на такой узенькой площадке, чтобы только две ноги можно было поставить, — а кругом будут пропасти, океан, вечный мрак, вечное уединение и вечная буря, — и оставаться так, стоя на вершине пространства, всю жизнь? тысячу лет, вечность, — то лучше так жить, чем сейчас умирать! Только бы жить, жить и жить! Как бы ни жить, — только жить!.. Экая правда! Господи, какая правда! Подлец человек!

читать дальше »

Раскольников

Гм… да… все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит единственно от одной трусости… это уж аксиома… Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся… А впрочем, я слишком много болтаю. Оттого и ничего не делаю, что болтаю. Пожалуй, впрочем, и так: оттого болтаю, что ничего не делаю. Это я в этот последний месяц выучился болтать, лежа по целым суткам в углу и думая…

Родион Раскольников

Это был один из того бесчисленного и разноличного легиона пошляков, дохленьких недоносков и всему недоучившихся самодуров, которые мигом пристают непременно к самой модной ходячей идее, чтобы тотчас же опошлить её, чтобы мигом окарикатурить все, чему они же иногда сами искренним образом служат.

Скажите, пожалуйста, много ли таких людей, которые других-то резать право имеют?

Ведь что тут всего обиднее? Ведь не то, что они врут; вранье всегда простить можно; вранье дело милое, потому что к правде ведет. Нет, то досадно, что врут, да еще собственному вранью поклоняются.

Разумихин

Хлеб-соль вместе, а табачок врозь.

Да и кроме того, чтоб обознать какого бы то ни было человека, нужно относиться к нему постепенно и осторожно, чтобы не впасть в ошибку и предубеждение, которое весьма трудно после исправить и загладить.

Родион Раскольников

Всё в руках человека, и всё-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости… это уж аксиома… Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся…

Родион Раскольников

Ко всему-то подлец-человек привыкает!

Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею!

Раскольников

Если б возможно было уйти куда-нибудь в эту минуту и остаться совсем одному, хотя бы на всю жизнь. То он почёл бы себя счастливым.

Раскольников

Видишь, я тогда все себя спрашивал: зачем я так глуп, что если другие глупы и коли я знаю уж наверно, что они глупы, то сам не хочу быть умнее? Потом я узнал, Соня, что если ждать, пока все станут умными, то слишком уж долго будет… Потом я еще узнал, что никогда этого и не будет, что не переменятся люди, и не переделать их никому, и труда не стоит тратить! Да, это так! Это их закон… Закон, Соня! Это так!.. И я теперь знаю, Соня, что кто крепок и силен умом и духом, тот над ними и властелин! Кто много посмеет, тот у них и прав.

читать дальше »

Раскольников

Бедность не порок, это истина. Знаю я, что и пьянство не добродетель, и это тем паче. Но нищета, милостивый государь, нищета — порок-с. В бедности вы еще сохраняете свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже и не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя. И отсюда питейное!

Мармелодов

У всякого свои шаги.

Сонечка… Сонечка… Вечная Сонечка, пока мир стоит.

Вот эдакая какая-нибудь глупость, какая-нибудь пошлейшая мелочь, весь замысел может испортить…

Раскольников

Все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости… это уж аксиома… Любопытно, чего люди больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся…

Раскольников

Нет ничего в мире сложнее прямодушия, нет ничего легче лести.

Вранье есть единственная человеческая привилегия перед всеми организмами. Соврешь – до правды дойдешь! Потому я и человек, что вру. Ни до одной правды не добирались, не соврав наперед раз четырнадцать, а может, и сто четырнадцать, а это почетно в своем роде; ну а мы и соврать-то своим умом не умеем! Ты мне ври, да ври по-своему, и я тебя тогда поцелую. Соврать по-своему — ведь это почти лучше, чем правда по одному по-чужому; в первом случае ты человек, а во втором ты только птица!

Разумихин

<…> человек человеку на сем свете может делать одно только зло и, напротив, не имеет право сделать ни крошки добра, из-за пустых принятых формальностей. Это нелепо.

Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало.

И что за охота благодетельствовать тем, которые… плюют на это?

Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти.

Их воскресила любовь, сердце одного заключало бесконечные источники жизни для сердца другого.

Он подошел к Дуне и тихо обнял ее рукой за талию. Она не сопротивлялась, но, вся трепеща как лист, смотрела на него умоляющими глазами. Он было хотел что-то сказать, но только губы его кривились, а выговорить он не мог.

— Отпусти меня! — умоляя, сказала Дуня.

Свидригайлов вздрогнул: это ты было уже как-то не так проговорено, как давешнее.

— Так не любишь? — тихо спросил он.

Дуня отрицательно повела головой.

— И… не можешь?.. Никогда? — с отчаянием прошептал он.

— Никогда! — прошептала Дуня.

Прошло мгновение ужасной, немой борьбы в душе Свидригайлова. Невыразимым взглядом глядел он на нее. Вдруг он отнял руку, отвернулся, быстро отошел к окну и стал пред ним.

Он смотрел на Соню и чувствовал, как много на нем было ее любви, и странно, ему стало вдруг тяжело и больно, что его так любят.

Вранье всегда можно простить; вранье дело милое, потому что к правде ведет.

Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца.

Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.

^ Антон Павлович Чехов. Вишневый сад

Будьте свободны, как ветер!

Петя

Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты и, живя тут, мы сами должны бы по-настоящему быть великанами.

Лопахин

Вы видите, где правда и где неправда, а я точно потеряла зрение, ничего не вижу. Вы смело решаете все важные вопросы, но скажите, голубчик, не потому ли это, что вы молоды, что вы не успели перестрадать ни одного вашего вопроса? Вы смело смотрите вперёд, и не потому ли, что не видите и не ждёте ничего страшного, так как жизнь ещё скрыта от ваших молодых глаз?

Она вас любит, вам она по душе, и не знаю, не знаю, почему это вы точно сторонитесь друг друга. Не понимаю!

Я развитой человек, читаю разные замечательные книги, но никак не могу понять направления, чего мне собственно хочется, жить мне или застрелиться, собственно говоря, но тем не менее я всегда ношу при себе револьвер.

Человечество идёт вперёд, совершенствуя свои силы. Всё, что недосягаемо для него теперь, когда-нибудь станет близким, понятным, только вот надо работать, помогать всеми силами тем, кто ищет истину.

Все серьёзны, у всех строгие лица, все говорят только о важном, философствуют, а между тем у всех на глазах рабочие едят отвратительно, спят без подушек, по тридцати, по сорока в одной комнате, везде клопы, смрад, сырость, нравственная нечистота… И, очевидно, все хорошие разговоры у нас для того только, чтобы отвести глаза себе и другим.

Эти умники все такие глупые, что не с кем поговорить.

Вы смело решаете все важные вопросы, но скажите, голубчик, не потому ли это, что вы молоды, что вы не успели перестрадать ни одного вашего вопроса? Вы смело смотрите вперед, и не потому ли, что не видите и не ждете ничего страшного, так как жизнь еще скрыта от ваших молодых глаз?

Раневская Любовь Андреевна

У меня нет настоящего паспорта, я не знаю, сколько мне лет, и мне все кажется, что я молоденькая.

Шарлотта

А у моей и вашей души нет общих точек соприкосновения.

Аня

Всякому безобразию есть свое приличие.

И что значит умирать? Быть может, у человека сто чувств, и со смертью погибают лишь только пять известных нам, а последние девяносто пять остаются живы.

Трофимов Пётр Сергеевич

… Попал в стаю, лай не лай, а хвостом виляй.

Если против какой-нибудь болезни предлагается очень много средств, то это значит, что болезнь неизлечима.

И что ж тут скрывать или молчать, я люблю его, это ясно. Люблю, люблю… Это камень на моей шее, я иду с ним на дно, но я люблю этот камень и жить без него не могу.


Закрыть ... [X]

Крылатые фразы и выражения в комедии Грибоедова "Горе от ума" Василий это любовь цитаты



Горе от уме крылатые фразы Цитаты из комедии "Горе от ума" Грибоедова: крылатые фразы
Горе от уме крылатые фразы Ответы Фразы из произведения "Горе от ума" Грибоедов. 15
Горе от уме крылатые фразы Афоризмы из «Горе от ума крылатые фразы
Горе от уме крылатые фразы Крылатые фразы горе от ума
Горе от уме крылатые фразы 10 лучших цитат Вивьен Ли
Горе от уме крылатые фразы Археология - t
Горе от уме крылатые фразы Виды челок: подбор по форме лица и типу волос (фото)
Горе от уме крылатые фразы Владимир Чеповой. Перекресток: цитаты из книги fo
Волчий Хвост Википедия Выбор контроллера для фрезерного чпу станка - ЧПУ Моделист Вязание крючкомИК Записи в рубрике Вязание крючкомИК Заканчиваем отношения или Кризис в личной жизни - Мерседес клуб ( Канзаши Пион : мастер-класс с видео Красивые стрижки на длинные волосы: популярные варианты Мира Сезар - каталог в интернет магазине Монтаж водостоков для крыши: разметка, крепление, установка слива Прикольные статусы про спорт Шмяндекс. ру